pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

Коммунизм – это Красная Весна человечества

Оригинал взят у 2009_da в Коммунизм – это Красная Весна человечества
Мир на переломе. Войны, революции, глобальные потрясения, коренная ломка всего прежнего уклада жизни – все как и 160 лет назад, в далеком 1848 – когда Карл Маркс произнес свою знаменитую крылатую фразу. Этот призрак снова пробудился. И можно снова повторить. Призрак будущего, призрак нового мира бродит по планете. Каким оно будет? Таким, каким сделаем его мы, люди. Коммунистическая мечта есть христианское Евангелие Исуса Христа плюс Коммунистический манифест – коммунистическое Евангелие от Карла Маркса. Вот достойная речь об этой мечте, которую саму можно назвать Манифестом коммунистической мечты.
Что такое коммунизм?... Для меня коммунизм это священная идея. Самая великая человеческая идея. Идея, без надежного торжества которой я не хочу жить. Но я хотел, чтобы было сказано, ЧТО ЭТО ТАКОЕ. И не по Кургиняну. И не по какому-то там еще человеку, который может быть заподозрен в сектантстве, ревизионизме, оппортунизме, и бог знает еще в чем. А по классике. Вот по этой марксистской и любой другой классике.
Что такое коммунизм? Просто в одной фразе. Скажите?
Коммунизм это раскрепощение и пробуждение в каждом человеке высших его творческих способностей.
Обведите это в двойную рамку. Больше никакого содержания у коммунизма - нет.

Как говорил Экзюпери, беда не в том, бедно или богато они живут. А в том, что в кажом из них убит Моцарт.
Никто не может посягнуть на эту мечту. Эта меча вдохновляла Маркса. И сколько бы вы ни читали классического Маркса, ясно, что она вдохновляла его, Ленина, Энгельса - всех. И всех их последователей. Чудовищный удар по этому нанес Хрущев. Его преступление с разоблачением культа личности Сталина носит меньший характер, чем его преступление с программой XXII съезда, когда он свел весь этот коммунизм к гуляш-коммунизму и сказал, что это насыщение и изобилие каждого человека.
Теперь всмотримся в каждое слово .
1) Раскрепостить высшие творческие способности легко, хотя и невероятно сложно одновременно. Потому что они есть в человеке. И их просто что-то сдерживает. Ты цепи порвал - и они вышли наружу. Ты дал толчок в виде образования - и они вышли наружу. Нужно снять барьеры между высшим образованием (не в смысле высшим vs средним, а в смысле высшего качества образования, дарованного каждому, бесплатно, требующего от каждого предельного напряжения сил...) Нужно поместить людей в такой климат, в котором они не будут постоянно враждовать друг с другом. Нужно дать им некоторый уровень жизни, для того, чтобы они могли в это высшее уйти. И раскрепощать свои творческие способности.
Маркс и Лафарг спорили о том, что важнее: чтобы труд был таким, чтобы он мог раскрепощать эти способности, или свободное время. Спор об этом был, но с раскрепощением всё понятно. А с пробуждением всё намного сложнее.
2) [Пробуждение] в каждом человеке... это вообще посягательство на очень многое. Ха-ха-ха! Ой-ой-ой! А вы считаете, что в каждом они [высшие творческие способности] есть?
Да, коммунисты считали, что они есть в каждом. Коммунизм это общество, в котором гениален каждый.
3) И, наконец, что такое эти высшие творческие способности?
Об этом много спорили. Но в принципе, [вся] эта формула носит абсолютный характер. И вне нее никакого завтрашнего коммунизма не будет.

Теперь посмотрим, как эта формула очеловечивания (ибо считалось, что человек еще не полон, пока всё это не сделано; это еще только пред-человек; а вот еще шаг за этот порог, и будет очеловечивание) соединяется с о-божением, где вопрос не в том, как спасти душу, чтобы она поместилась в рай. А чтобы эта высшая энергия, синергия, пробудила в человеке Бога. Видит Бог, прошу прощения за тавтологию, это не очень далеко друг от друга.

В Латинской Америке в 60-е годы произошло концептуальное слияние идеи подобного проуждения и раскрепощения человека - идеи коммунистической, марксистской и идеи христианской. И она называется Теология освобождения. Как и любая другая идея, она принадлеит своему времени. И многое тут можно добавлять, менять; много тут спорного. Я хочу только сказать, что в Латинской америке в 60-е годы уже стало ясно: нужна концептуализация подобного синтеза.
 
А в Италии в 1944-43-42 годах, во время партизанской войны, которую вели коммунисты против правительства Муссолини, потом против немцев, в тот момент не был времени на концептуальный синтез христианства и коммунизма. Это были жесткие сталинские времена. Компартия Италии была... в орбите Коммунистической партии [Советского Союза], т.е. сталинского сухого прагматизма. Но слишком много было христиан. И слишком охотно эти христиане узнавали в коммунистах братьев и шли им навстречу. А шла война. И отказаться от этого встречногодвижения было нельзя. Поэтому никакого запрета быть коммунистом и при этом причащаться реально в Итальянской компартии конечно быть не могло. Поэтому светские коммунисты пели о Красном Знамени, Bandiera Rossa. А коммунисты, которые видели коммунизм так, как его видят люди, говорящие об о-божении, пели о Rossa Primavera, о Красной Весне. Потому что в конечном итоге и христианская мечта об этом раскрепощении и пробуждении, и коммунистическая, очень близки.
 
Rossa Primavera это Пасха. Луи Арагон, очень близкий к коммунистам, говорил о народе: "И то, что значишь ты, в день Пасхи мы поймем". Именно раскрепощение и пробуждение есть свойство весны. А то, что происходит раскрепощение и пробуждение не неизвестно чего, а высших творческих способностей, делает эту весну красной.
 
Наряду с Красной Весной - и это первое состояние, о котором может мечтать человечество - есть второе состояние, которое называется Нормальная жизнь. Знаете, как у нас некоторые наши руководители говорят, слегка расширяя зрачок и умножая букву "р" - "Норррррмальная жизнь!!!"

Оставим в стороне этот невроз нормальности и поговорим о Нормальной жизни.
 
На чем держится Нормальная жизнь? На том, что человек зол. Что нечего пробуждать и раскрепощать. Что он таков, каков он есть. И что его в этом виде, отягченного злом и всем остальным, надо правильно использоват. Поместить в соответствующую организационную матрицу. Сковать моралью и законом. Использовать это зло, конкуренцию, грызнью всех против всех для развития. Т.е. заставить работать этот котел, как работает паровая машина, которая движет поезд.
 
Это и есть модерн с его рассуждением о нормальной жизни. Нормальная жизнь, полуспящее человеческое состояние, при котором зло есть стимул к развитию -- это достаточно высокая норма.
 
...Я могу назвать еще 10--12 причин, по которым сама эта "норма" была глубоко чужда русской душе. Гумилев говорил, что не хочет входить в "протестантский прибранный рай", а хочет в тот рай, где "разбойник, блудница и мытарь крикнут "вставай!" Он понимал, что это два разных рая.
 
Русская душа ждала раскрепощения и пробуждения высших способностей. Она накапливала мечту о них в хилиазме, т.е. о том рае на земле, в котором это всё будет раскрепощено. Она жила этим. Ожидание, свойственное нашему соотечественнику, есть ожидание этого высшего состояния. Соответственно, ему свойственно пренебрегать состоянием средним, нормальным, умеренным.
 
Я никогда не забуду, как в спектакле Товстоногова "Горе от ума" была великолепно сыграна роль Молчалина Лавровым, кажется. Когда Чацкий всегда спрашивает (кто бы ни играл эту роль) с презрением у Молчалина: "Таланты-то, таланты! Ну а у вас?" Молчалину полагается с униженной улыбкой отвечать: "Два-с: Умеренность и аккуратность" На вопрос Чацкого [в спектакле Товстоногова] "Ну а у вас?" Лавров отвечал [решительно и жестко]: "Два-с!! Умеренность! И аккуратность!"
 
В другом спектакле Товстоногова "Мещане" звучал потрясающий монолог по поводу досточки, которую кто-то убрал из грязи... Был страстный монолог о том, что надо, чтобы была эта дощечка. Иногда, у других великих русских литераторов, режиссеров и драматургов, это звучит совсем иначе. Когда Наташа в трех сестрах говорит [решительно и жестко, играя желваками и потрясая кулаком]: "Я посажу цветочки, и будут пахнуть!" - это именно то, что мы сейчас видим.
 
Русский человек колебался между принятием и непринятием этой нормы. Это шло весь XIX век. В этом суть нашей предреволюционной истории. Этими колебаниями было заполнено всё. Страсть по норме и против нее. Подрыв ее основ и ее утверждение.
 
С нормой и всем, что связано с ней и с модерном, происходят сейчас катастрофические вещи. Они имеют очень глубокий генезис. Но я сейчас скажу о третьем состоянии. О состоянии Черной Весны.
Весна это просто. Это раскрепощение и пробуждение. В человеке можно пробудить и раскрепостить не только высшие творческие способности. Но и низшее начало. Если вы раскрепощаете и пробуждаете высшие творческие способности, то это Rossa Primavera, Красная Весна. А если [...] низкие способности, то - мне тут больше нравится английское слово - это Black Spring, Черная Весна.

Всё, что делалось в ходе горбачевской перестройки и после нее, не было отстаиванием нормы. Я не знаю, может, Андропову [мнилось] в какой-то момент, что он возьмет колоссальную диктаторскую власть в КГБ, что КГБ уничтожит КПСС, навяжет абсолютно железно буржуазные и прочие добродетели. Диктатурой, железом и кровью впишет их в тело народа. И дальше все заживут по норме. Не знаю. Но уже советники Андропова, из которых, конечно, самым зловещим и умным был Михаил Бахтин, прекрасно понимали, что нельзя сокрушить советское здание, основанное на мечте о Красной Весне, о высших творческих способностях, без включения энергии Черной Весны. Безнормие. Это как с Зевсом, который слал на борьбу с титанами не только Геракла, но и гекатонхейров [сторукие великаны, порожденные Ураном и Геей. Уран заковал их и поселил в недрах земли, а Зевс расковал и отправил на борьбу с титанами, благодаря чему одержал победу. -- прим. booq].
 
Бахтин рассказывал, как раскрепощается низ. Как человек может раскрепощать и пробуждать низшие темные способности. Человек вышел из звериного царства. Он существует не только в царстве истории со всеми ее кровавыми ужасами. Он существует в том, неизмеримо более ужасном царстве, которое есть Царство Зверя.
 
Выдираясь из этого Царства Зверя, человек создавал запреты. Запрет на совокупление с матерью. Запрет на людоедство. Запрет на совокупление с близкими родственниками. Законы талиона - око за око, зуб за зуб. Десять заповедей. Христианские идеалы. Свобода, равенство и братство Французской революции. Коммунистические идеалы. Он вырывался все больше и больше оттуда, из этой бездны.

Но как бы он из нее не вырывался, корнями он там. Там есть тяжи, которые тянут его назад.
 
И Бахтин описывал, как именно нужно толкнуть ТУДА. Как именно нужно включить эту страшную силу темной энергии. Всё, что происходило в 80-е годы, происходило по Бахтину.
 
Что такое карнавал? Карнавал это обряды, которые выворачивают всё наизнанку. И чем же карнавал отличается от черной мессы? Черная месса, восхваляющая сатану, строится на том, что свечу, которая светит наверх, переворачивают. И ее пламя устремляется вниз. А что такое выворачивание наизнанку шуб? Что такое на руках ногами вверх, и т.д.? Это есть такая же инверсия, изменение мира.
 
Высший образ карнавала гораздо страшнее, чем образы сатанические. Ибо это беременная смерть. Беременная смерть. Всё, что происходило здесь за 20 лет, начиная с Горбачева, и было тем, что смерть разродилась. Но сам ОБРАЗ беременной смерти - это невероятно зловещий глубокий образ. А это не единственный образ. Ибо карнавал своими корнями уходит в сатурналии, а сатурналии - еще более глубокие вещи.
 
Поэтому всё, что здесь творилось, и было Black Spring с новыми обрядами, раскрепощающими и пробуждающими в человеке низкое. Это не было попыткой построить состояние буржуазной нормы. Это было раскрепощением и пробуждением НИЗШЕГО.

Когда на ТВ-передаче у женщин спрашивают: "Есть ли у вас мужчины по вызову? Скажите, у кого нет?" -- одна подымает руку, и над ней начинают глумиться бесконечно, а потом спрашивают "А у кого есть?" и начинают хвалить -- это пробуждение низа. Сексуального. Воровского. Было разрешено всё, что запрещалось восхождением человека в истории. Убий! Укради! Мучай! Добивайся успеха любым путем! Честность ничего не значит! Самопожертвование - чушь! Идеалы - мразь, любые! Вот, что делали и продолжают делать карнавальщики. И если вы включите завтра ТВ, и посмотрите несколько сериалов подряд, вы увидите эту Black Spring.

Метафизика это не что-то, существующее для высоколобых где-то там, в каких-то сектах. Это наш сегодняшний день. Black Spring кипит. Черная Весна колоссально вспухла при Горбачеве и Ельцине, и ее Путин не убил, а стабилизировал. Она превратилась из суперэксцесса в хронику. Она пошла гулять вширь и вглубь. И что вы противопоставите этому состоянию? Рациональный дискурс? Классовый интерес?...
----------------------------------------------------------------
Это из "Школы сути - 8" С.Е.Кургиняна,
а расшифровка взята здесь (там же обсуждение) в сообществе eot_su

Так что противопоставить этому состоянию? Коммунистическую мечту. Но только второй раз эту мечту нужно реализовывать по-другому. И понимая, что путь к этой мечте гораздо длиннее, чем думали мечтатели 100 лет назад.

Но так было и с христианством. Ученики Исуса ждали Царство божие уже при своей жизни. Но ведь самое важное – это видение цели, куда идти, и свет маяка, показывающий, в каком направлении двигаться кораблю. А самое страшное – блуждать в ослеплении и помрачении разума – как мир блуждает на краю пропасти сейчас.


Перейти к оглавлению блога

Tags: коммунизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments