pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

«Великий немой» в России. Впечатления от фильма Протазанова «Отец Сергий»



Фильм «Отец Сергий» режиссера Якова Протазанова начал своё триумфальное шествие по планете в 1918 году. Снят он по известной одноименной повести Льва Толстого. Главного героя — князя Степана Касатского, а впоследствии отца Сергия — сыграл гениальный актер немого кинематографа Иван Мосжухин. Даже не верится, что все возрастные роли главного персонажа играет один человек. Невозможно в старце узнать тридцатилетнего актера — таково искусство перевоплощения. О, эти бездонные глаза актера! Мои аплодисменты мастеру! Но сказать мне хочется о другом.



Всё-таки мы фильм обсуждаем как произведение искусства. То есть мы его рассматриваем, прежде всего, в ракурсе художественном. Перед тем как посмотреть картину, я перечитала рассказ Льва Толстого. Для чего я это сделала? Чтобы увидеть, что именно хочет подчеркнуть режиссер, какие мысли из книги он хочет донести до нас. Хотя Протазанов очень бережно подошел к толстовскому тексту, всё же, как мне показалось, важный эпизод он не включил (почему?!) в кинокартину.

Я говорю об эпизоде посещения отцом Сергием, уже беглецом, своей детской знакомой Прасковьи Михайловны. К ней он отправился, чтобы получить ответ на свой вопрос, как найти Бога в себе. «
Пашенька именно то, что я должен был быть и чем я не был. Я жил для людей под предлогом Бога, она живет для Бога, воображая, что она живет для людей.<...> Да, нет Бога для того, кто жил, как я, для славы людской. Буду искать его», — с такими мыслями покидает старец семейство своей знакомой. Согласитесь, из сюжетной линии выкинут мощный эпизод. Почему? Думаю, что режиссер его не включил потому, что актеру, играющему главную роль, уже удалось к финалу фильма донести до нас, до зрителей, эту мысль. И эпизод со старой знакомой не добавил бы ничего существенного.

На что ещё я обратила внимание при просмотре фильма? На образ «иконы». Я здесь имею в виду икону в самом общем значении — как священное изображение. У князя Степана Касатского была своя икона — царь Николай I. Он на него буквально молился. Примечательна сцена, когда разгневанный князь, вернувшись домой после ужасного для него признания невесты, берет в руки небольшой портрет царя и хочет его разбить. Но останавливается. Он не хочет святотатствовать. Для него этот портрет царя — ещё икона. Но уйдя в монастырь, став отцом Сергием, он меняет объект поклонения. Им становится уже церковная икона.

А ещё мне хочется пофантазировать. Как мы знаем, Иван Мосжухин бежал от революции: сначала эмигрировал в Париж, затем пробовал свои силы в американском Голливуде, вернулся в Германию. В 30-х годах с появлением звукового кино его карьера рухнула. Но мне кажется, что, останься он в СССР, его творческая жизнь сложилась бы иначе. Убеждена, что в стране, где все силы были брошены на развитие человека, Мосжухин сумел бы найти нового себя. Отец Сергий сделал попытку «переиграть» свою жизнь. А вот артист не смог повторить этот зигзаг судьбы своего персонажа. Как жаль!



Иллюстрация: картина Ладо Тевдорадзе и кадры из фильма Я.Протазанова «Отец Сергий»


Tags: кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment