pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

На миру и смерть красна (феномен - 7)


Попков В.Е. «Хороший человек была бабка Анисья» холст, темпера, 285 х 345, 1973  ГТГ

Наверное, приближающаяся Пасха навевает на меня печально-философские раздумья. А может, книга Канетти
«Масса и власть», которую сейчас читаю-осваиваю. Но по факту имею результат: созерцание картины на тему кладбища. Так как я предпочитаю рассматривать в своем ЖЖ живопись советского времени (это моя позиция, цикл очерков про феномены уже есть), то с выбором картины не было особых проблем. Потому что произведений на эту тему в советской живописи «с гулькин нос». Выбор очень невелик. Но имеющиеся экземпляры впечатляют.

Стоит задуматься, почему тема умирания, тема обычной, не героической смерти мало отражена в живописи советской эпохи. Сей факт тоже можно считать феноменом.Наверное, таким образом демонстрировалось нежелание умирать буднично, рядовым образом. Возможно, подспудно хотелось убедить человека в его бессмертии и если заводить разговор о смерти, то только о смерти особой, вызывающей уважение и преклонение, о смерти-подвиге. Художники хотели сказать, что если ты не посвятил свою жизнь служению великому делу (служению науке, революции, искусству etc.), то и умирать тебе стыдно. Тема рядовой, будничной смерти и похорон была не в почете в советское время. Была почти неприличной. Зато как эта тема расцвела в постсоветскую эпоху! Как много людей при жизни превратились в мертвецов!

Картина очень выразительная, богатая деталями. Точно отражающая свою эпоху. Стоит только внимательно в нее вглядеться. Вообще, на любую картину нужно смотреть долго, ждать, когда она заговорит. Кстати, это не всегда случается. Есть картины-молчуны, которые мало с кем хотят вести беседу. Это же полотно совсем другое. Хотя показанный сюжет не предполагает многословия, картина очень говорливая. О многом может поведать. О многом сообщить. Например, что деревенька не богата на мужиков. Пришел только, как предполагаю, председатель колхоза, паренек, что  на дереве, да ребенок. Типичная ситуация для 70-х годов XX века. Молодежь в виде стайки девушек расположилась в сторонке, девчата любое событие воспринимают как возможность выйти в свет, покрасоваться, продемонстрировать обновку. Я прямо слышу их щебетание. Основные же персонажи картины — это простые русские женщины, типичные некрасовские женщины, каждая из которых  «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Они состарились, но они именно такие. Оставившие за своими плечами тяжелую войну и годы послевоеного лихолетья. Они знают, что и за ними в скором времени придет смерть. Но они ее не боятся. Она им не страшна. Они только скорбят и печалятся, что смерть украла у них их «товарку».

Хочется обратить внимание, что хотя на картине нет никаких религиозных символов (церкви, крестов, священников), картина насквозь пропитана духовным настроением.  Мне кажется, что среди женщин парят ангелы, и слышится церковное песнопение. Вот такой была жизнь: аскетичная скромность церемоний и обрядов компенсировалась красотой природы и духовным богатством людей, населяющих страну. Кладбища обладают притягательной силой. Печаль перемешивается с чувством довольства, что ты сам живой. На кладбище мы никогда не суетимся, забываем про сумасшедший ритм жизни. Как  будто на территории погоста  выпадаем из времени. А эта картина из времени не выпала, она его обнажила.

Tags: живопись, культура, феномены
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments