pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

Что такое философия

Размышления о сути философии.
Автор - Александра Аргамакова.


Что такое философия
Часть 1

В нашем обществе представления о философии настолько превратны, что теперь чтобы добраться до сути, нужно сначала долго и упорно расчищать путь к желанному определению. По мере избавления от накопившихся заблуждений, будет вырисовываться более продуманное представление.
Прилежное изучение истории философии позволяет мне утверждать, что философия не является

- Ерундой
- Религией
- Частным мировоззрением
- Наукой

Начнем с ерунды.
Сейчас многие представители рода человеческого, чье существование не отягощено напряженной интеллектуальной работой, склонны с пренебрежением отзываться о философии. В дело идут и известные анекдоты про философов и приравнивания философии к пустословию или логомахии. Конечно, это банальное невежество, о котором, возможно, даже не стоило упоминать. Но! В более обтекаемой форме подобные высказывания можно услышать от вполне серьезных, даже занимающихся наукой, людей. У этого положения вещей давняя и, неожиданно, богатая на события история.



Наука сегодняшнего дня имеет положение альфа-самца среди своих собратьев – различных способов отношения к действительности. Это и благодаря точным описаниям действительности, и предсказательной силе своих теорий, а главное – благодаря ошеломительному практическому выхлопу от научных изысканий. Все это правильно и справедливо. Однако
как только ученые осознали данное положение вещей – а это произошло почти сразу со становлением научного метода, еще в Новое время – они решили совершенно избавиться от всех предыдущих способов мышления, практиковавшихся человечеством в предыдущее времена (религия и философия). Это наступление науки на философию само оформилось в философское течение, известное теперь под названием позитивизм. Наиболее радикальным был первый этап позитивизма, связанный с именем О. Конта. Последующие этапы и формы позитивизма уже осознали проблематичность попыток выставить философию за дверь и поэтому просто желали как-то обновить ее и определить ей новое место среди познавательных практик.

Так вот, те “серьезные люди”, которые сейчас не признают философию, не видят ее своеобразия и ее особого места, по своему стилю мышления близки тем самым первым позитивистам из 19 века, которые сами с собой боролись в продолжение 19 и 20 веков, создавая при этом целый букет разнообразных философских течений.

Следующий ложный ход – относить философию к религиозному и прочему иррациональному знанию. Конечно, между одним и другим могут быть некоторые сходные черты – философия также стремиться познать предельные основания мира, задается вопросами о Боге, первоначале и цели существования всего вокруг и т.п. Положения философии точно также могут вызывать серьезные сомнения и их можно считать субъективными, основанными на иррациональных переживаниях и представлениях конкретного философа. И, тем не менее, философия, как она возникла в Древней Греции, представляет собой способ познания действительности, ориентированный на рацио, на логос. Суть этой ориентации состоит в том, что философ стремится дать логическое обоснование выдвигаемым идеям. Философ не апеллирует к очевидному, к каким-либо внутренним переживаниям, откровениям, инсайтам. Когда первый из натурфилософов (VI в. до н.э.) сказал, что первоначало и основа мира – это вода, то он потрудился привести вполне материальный, посюсторонний довод. Первичным для всего должно быть такое вещество, которое распространено повсюду и которое способно, меняя свои состояния, превращаться в другие вещества. Именно вода распространена повсюду, из воды через уплотнение образуется земля, через испарение – воздух. Если представить что до современной физики еще были многие сотни лет, то данное обоснование кажется вполне демифологизированным и рационалистичным, естественно сообразно возможностям разума в те давние времена.  

Против "рационилистической" сути философии можно возражать, указывая, например, на индийскую или китайскую философии. На это я буду ответствовать тем, что не все является философией, что ею зовется (эта мысль более подробно будет развита во 2 части размышлений).

Также верно и то, что, с одной стороны, так называемые теологи могут пытаться выдвигать, например, аргументы в пользу существования Бога, с другой стороны,  так называемые философы могут иной раз не утруждать себя подобными попытками. Есть мнение, что это спутывает все карты, и мы опять не можем провести разграничительные линии. Мое же утверждение – что это просто обмен ролями, выход за свои рамки, смешение стилей. Если какой-то ученый излагает результаты своих экспериментов в стихах, мы не будем утверждать, что произошло смешение поэзии и науки, и что теперь невозможно отделить одно от другого. Мы будем утверждать, что ученый просто смешал все в кучу, и уже его коллеги по обе стороны будут судить, насколько ценными оказались его стихи или изложенные в них результаты эксперимента.        

Разнообразие философских систем породило следующее сомнительное представление, будто философия является частным мировоззрением конкретного философа. Она, безусловно, таковой является в определенным смысле. В том тривиальном смысле, что философ действительно придерживается своих собственных взглядов. Однако здесь есть подвох, который нужно обнажить. Подобный взгляд на философию подразумевает, что философские положения крайне субъективны. На эту же чашу весов можно положить представление о том, что в философии нет прогресса, нет общепризнанных истин или опровергнутых теорий. Действительно, как может возникнуть прогресс там, где идет спор между субъективными представлениями о таких вещах, в отношении которых невозможно установить однозначных фактов и сделать однозначных выводов? Если бы дело обстояло так, то философия была бы областью безудержных фантазий и словесного пустомельства на радость тем, кто так считает. Те, кто не желает уготовить для философии подобную бесславную участь, говорят, что функция философии может заключаться лишь в формулировке вопросов, а не в предоставлении ответов на них. А если какие-то ответы имеют место, то они скорее призваны наметить возможные теоретические альтернативы, а не описать однозначно область действительного.

В этой идее о вопросах и теоретических альтернативах есть своя истинность и привлекательность. Сюда же можно присовокупить до кучи критическую функцию философии, заключающуюся в анализе и критике различных мировоззренческих альтернатив или в анализе языка научных теорий. Однако позитивную, конструктивную функцию философии, ориентированную на интерсубъективный результат, не правильно полностью сбрасывать со счетов. Разве философы не преодолевали свои прошлые теории? Разве у философии нет собственных завоеваний? Сейчас уже никто всерьез не поддержит идеи воды, воздуха или айперона как первоначала. Не думаю, что кто-то сейчас может всерьез поддержать идею о том, что человек есть мера всех вещей, в том первоначальном смысле, с которым эта идея высказывалась. Сейчас по поводу того, что есть мера всех вещей, в философии наработали слишком объемный теоретический материал. Другой пример: совершенно очевидно, что в 20 веке провалилось философское представление о том, что для человеческого мышления возможна только одна единственная логика и законы этой логики универсальны и необходимы.

Возможно, философия может много веков обсуждать одну и ту же проблему, например материализм vs. идеализм, но на каждом этапе формулировка и понимание проблемы меняется. Может уточняться понятие материализма или идеализма, могут отбрасываться или переформулироваться старые аргументы. Прогресс в философии может идти не на уровне положений, а на уровне проработки аргументов и уточнения понятий. Это гораздо более тонкая работа, и прогресс в философии специфичен.

Значит, представление о том, что философия – это чье-то субъективное фантазирование, не является состоятельным тогда, когда мы сталкиваемся с подлинной философией. В философии есть прогресс на уровне проработки мировоззренческих альтернатив, уточнения понятий, разработки аргументов и контраргументов, и, конечно, на уровне отдельных теоретических положений.

Однако философия также не является и наукой, хотя из всех познавательных практик ближе всего связана с нею. Наука предполагает экспериментальную проверку и формулировку законов на языке математики. Философия же занимается такими вопросами, к которым невозможно или почти невозможно подобраться научными методами. Считается, что когда подобное удается для какой-нибудь философской дисциплины, то она автоматически трансформируется в науку. В этом есть своя доля истины.
Но чем же тогда является философия? Об этом будет рассказано уже во второй части моих рассуждений.

Источник http://www.metaclub.pro/2012/09/1.html

Продолжение размышлений о сути философии.
Автор - Аргамакова А.
Часть 2.
Философский логос
В первой части размышлений уже были обозначены контуры того понимания сути философии, на котором я настаиваю. Прозвучавшие идеи:

• Философия, как она возникла в Древней Греции, представляет собой способ познания действительности, ориентированный на рацио, на логос.
• “Рационилистическая” суть философии.

• Философ стремится дать логическое обоснование выдвигаемым идеям.
• Наука предполагает экспериментальную проверку и формулировку законов на языке математики. Философия же занимается такими вопросами, к которым невозможно или почти невозможно подобраться научными методами.
• В философии есть прогресс на уровне проработки мировоззренческих альтернатив, уточнения понятий, разработки аргументов и контраргументов и, конечно, на уровне отдельных теоретических положений.


Давайте посмотрим на то, где, когда и под каким соусом появляется философия. Ее колыбель – культура Древней Греции. Само слово “философия” является греческим: φιλία значит любовь, σοφία — мудрость, а φιλοσοφία – любовь к мудрости. Миф, различные религиозные и мировоззренческие учения, претендующие на объяснение мира, существовали и в других культурах, и в более ранние времена. Но то интеллектуальное занятие, которое изобретают греки, имеет свои особенные черты. Какие же? Чтобы разобраться, изучим несколько цитат.


Первая – из "Фрагментов ранних греческих философов":


Так, до Фалеса Милетского [т. е. Фалеса как философа] ходили по устам немногие изречения самого Фалеса [как мудреца] и других мудрецов, коими в поныне исписаны стены в писчие дощечки, изречения полезные и содержащие изрядный смысл [крусив мой – А.А.], даже максимум смысла, выразимого в двух словах, но все же бездоказательные, похожие на приказ и назидающие лишь в малой толике добродетели. Фалес же впоследствии, уже под старость, впервые занялся природой, воззрел на небо, исследовал звезды и публично предрек всем милетцам, что будет ночь среди дня, и зайдет солнце горе, и набежит на него луна, так что отсекутся лучи его и свет дневной. 


В приведенной цитате говорится о различении мудрецов и философов, и отсюда можно извлечь кое-что для понимания особенностей философского постижения действительности. Утверждается, что мудрецы выдают поучения, возможно, и дельные, но "бездоказательные". Тогда как философ – не знает, но исследует, не утверждает, но доказывает. Если мудрец судит о вещах, опираясь на интуицию, свой личный опыт, откровение или что-то еще, то философская стратегия предполагает нечто совершенно иное: не мудрость – но любовь к ней. Философ критичен, рационалистичен, посюсторонен. Если структура рассуждений мудреца такова:

тезис 1 – тезис 2 – тезис 3…

То философское рассуждение схематически можно представить так:

тезис 1 – аргумент 1 – аргумент 2 – аргумент N – тезис 2….

Эллины осознавали своеобразие своего метода познания вещей вокруг, а именно то, что он основан на разуме. Они верили, что природа упорядочена в соответствии с божественным умом, в ней есть регулярности и закономерности, которые человеческий ум может постигать.

Разум правит миром.
               Анаксагор

Греческое мышление было настолько логоцентричным, что оно отрицало не только миф, но и чувственное познание, которое казалось ему слишком неоднозначным и изменчивым. Хотя по факту наблюдение как способ исследования практиковался греками не менее, чем умозрение.


Платон, "Тимей":


Поскольку же день и ночь, круговороты месяцев и годов, равноденствия и солнцестояния зримы, глаза открыли нам число, дали понятие о времени и побудили исследовать природу Вселенной, а из этого возникло то, что называется философией и лучше чего не было и не будет подарка смертному роду от богов. Я утверждаю, что именно в этом высшая польза очей. Стоит ли воспевать иные, маловажные блага? Ведь даже и чуждый философии человек, ослепнув, примется стенаньями напрасными оплакивать потерю глаз. Как бы то ни было, нам следует считать, что причина, по которой бог изобрел и даровал нам зрение, именно эта: чтобы мы, наблюдая круговращения ума в небе, извлекли пользу для круговращения нашего мышления [курсив мой – А.А.], которое сродни тем, с небесным, хотя в отличие от их невозмутимости оно подвержено возмущению; а потому, уразумев и усвоив природную правильность рассуждений, мы должны, подражая безупречным круговращениям бога, упорядочить непостоянные круговращения внутри нас.


"Круговращения ума в небе" философ познает не наобум (не будем наобум гадать о величайшем, как говорил Гераклит), но предпринимает исследование с опорой на разум и рассуждение.

Аристотель "Метафизика":


Следовательно, если первое - сущность, то философ, надо полагать, должен знать начала и причины сущностей.

Другая цитата из "Метафизики":

Таким образом, имеются три умозрительных учения: математика, учение о природе, учение о божественном … и достойнейшее знание должно иметь своим предметом достойнейший род [сущего]. Так вот, умозрительные науки предпочтительнее всех остальных, а учение о божественном предпочтительнее других умозрительных наук.


В употреблении Аристотеля – наука и философия предстают одним и тем же. Дело в том, что на том этапе развития знания естественные и социо-гуманитарные науки развивались в недрах философии и еще не думали обособляться. Данная ситуация сохранялась вплоть до Нового времени, когда получила теоретическое обоснование и практическое воплощение научная методология познания природы: это эксперимент + формулировка законов на языке математики. Хотя, конечно, элементы математического моделирования применялись еще древними греками, поэтому ситуация со становлением научного метода не столь однозначна. И, тем не менее, можно утверждать, что последовательное применение математического описания и экспериментальной проверки теорий в форме, приближенной к современной, начинается в Новое время и – образцово – в работах И. Ньютона.

Постепенно социо-гуманитарные науки тоже обособились от философии, сформулировав свои принципы для исследований. Параллельно с этими процессами, примерно с 19 века, начинается сыр-бор вокруг статуса философии. Позитивисты хотят сделать философию научной или вовсе стряхнуть ее со здорового тела научного знания. С этих пор и встает по-настоящему остро вопрос о том, чем собственно занимаются философы.

Хотя в ходе истории наука и оттяпала от философии определенные области исследований, все же ряд традиционных дисциплин остался за философией, среди них: этика, эстетика, логика (хотя на нее теперь претендует математика), эпистемология. Кроме того, постоянно появляются новые философии чего-то, например, философия науки, философия техники, etc. 

Философия и наука
На сегодняшний момент можно зафиксировать, что наука и философия имеют сходства на следующих уровнях:
1. Предметная область.

2. Изучаемые проблемы.
3. Методология познания действительности.
Как ни странно, различия между философией и наукой связаны с теми же самыми пунктами.



А – область проблем, которыми занимаются философы.
В – область проблем, которыми занимаются ученые.
С – область проблем, общих для философии и науки.
Похожую схему можно начертить и для методов познания. 

О сходствах.

1. Предметная область.
Природа, общество, человек, мышление, процесс познания – все это является объектом исследования как науки, так и философии. Например, когнитивные науки изучают познавательную активность человека, а со стороны философии этим занимается эпистемология, логика, также философия сознания может уделять внимание каким-то аспектам данного предмета, etc.  
2. Изучаемые проблемы.
Что такое сознание? Каковы механизмы мышления? Что “лучше” - капитализм или коммунизм? Подобными вопросами задаются и люди от науки, и люди от философии. В зависимости от особенностей подходов к решению этих вопросов и фундаментальности полученных результатов исследования в этом направлении приобретают более научный или более философский характер.


3. Методология познания.
У науки и философии есть общие приемы познания вещей. К таковым, во-первых, можно отнести общелогические приемы: анализ, синтез, дедукция, индукция, абдукция, аналогия, сравнение и т.п. Во-вторых, это ряд “эмпирических” методов – наблюдение, мысленный эксперимент. Кроме того, философия активно пользуется результатами известных научных экспериментов для обоснования каких-то собственных идей, также как апеллирует к известным научным теориям с той же целью.

О различиях.

1. Предметная область.
При всем сходстве, у философии есть свои совершенно специфические “эмпирии”. Например, философия может ставить вопросы о Боге, бессмертии, сверхъестественных и сверхчувственных явлениях. К компетенции философии относятся такие своеобразные области исследований, как эпистемология, методология, анализ языка науки и т.д. 

2. Изучаемые проблемы.


•    что такое хорошо и что такое плохо?
•    что мы называем красивым и почему? можно ли достичь согласия о том, что является красивым?

•    что такое человек? каково его назначение в этой жизни? в чем смысл существования? есть ли вообще смысл? в том числе, ставить так вопрос?
•    можем ли мы познать все вещи вокруг или существует что-то принципиально не познаваемое?

Этими и многими другими вопросами задаются философы, и на данный момент развития человеческого знания это входит в их исключительную компетенцию.
Кроме того, философия постоянно выявляет новые проблемные области для теоретических исследований. Например, такая новая дисциплина, как философия любви, стала областью серьезных академических исследований на Западе

Специфика вопросов философии заключается в их масштабности и мировоззренческой важности. Тогда как ученые могут заниматься “мелкими” и “локальными” вопросами (почему тает лед, сколько существует видов пчел, какой ген определяет цвет глаз), которые, впрочем, могут иметь колоссальную важность для практики, философская мысль охватывает широчайший комплекс явлений и проникает в самые животрепещущие темы для мироощущения индивида.

3. Методология познания.
Философия не занимается экспериментом и математическим моделированием. Хотя мыслители нередко апеллируют к релевантным научным данным. В арсенале философа – наблюдение, все общелогические методы, различные формы анализа, мысленный эксперимент, герменевтика, феноменологический метод, деконструкция и т.д.

Делаем теорию чуть нагляднее.

Возьмем вопрос, имеют ли животные самосознание, и пройдемся по нашим пунктам.
1. Предметная область.
Самосознание, сознание, мышление, психика (людей и животных) интересуют как ученых, так и философов. В науке данный предмет изучается в рамках когнитивных наук, этологии,  психологии. С другой стороны, это исследуется философией сознания.
В данном случае мы видим ситуацию, когда предмет изучения для философии и науки совпадает.

2. Изучаемые проблемы.
Собственно, данный конкретный вопрос, касающийся возможности сознательных актов у животных и наличия у них самосознания, опять же «штурмуют» как философы, так и ученые. Данная проблема совершенно по-разному вплетается в ткань различных теорий, но, так или иначе, возникает по разным поводам. Например, в связи с вопросами этики, где самосознание оказывается той гранью, которая разделяет существа, в отношении которых необходимо этическое поведение, и существа, не пользующиеся такой привилегией (что-то на этот счет можно почитать в книге "Виды психики" Д. Деннета). 

3. Методология.   
Мы видим, что философы, возможно, и не организуют сбор эмпиричесих данных так, как это делают ученые, но они могут использовать данные различных наук, разбираясь в каком-либо предмете. Возьмем, например, работу Б. Рассела "Анализ психики", в которой формулируется концепция нейтрального монизма. В ходе обсуждения различных аспектов и проблем, связанных с самосознанием, Рассел затрагивает и тему того, “думают ли животные”. Высказывая какие-то соображения на этот счет, Рассел апеллирует к наработкам бихевиористов и трудам биолога и психолога Ллойда Моргана. Да и в ходе всего анализа психики, который проводит Рассел в этой книге, привлекаются данные самых разных наук: от физики до психологии.

Нелогоцентричные “философии”
Здесь речь пойдет, во-первых, о тех течениях в рамках западной философии, которые берут за ориентир совершенно другую, нерационалистическую методологию познания действительности. Это такие философы, которые много говорят об интуиции, вчувствовании, погружении, медитации, озарении, инсайтах, откровении, переживании. Сюда же по сути можно отнести весь комплекс религиозно-мистических философий, учения эстетствующих философов и различные восточные учения о жизни, мире и человеке.
Таким образом, мы получаем такой список нелогоцентричных сортов “философии”:


•    Иррационалистические западно-философские концепции (например, философия жизни).
•    Религиозно-мистические сорта философии  (христианское богословие, исламская философия, суфизм, каббала, etc.).

•    Идеи эстетствующих философов или философствующих литераторов (например, Ницше и Достоевский).
•    Восточные учения (ведизм, даосизм, китайские премудрости и т.п.).


Нынешнее словоупотребление таково, что философией называют, в том числе, и все вышеперечисленное. Конечно, между всеми этими разновидностями философии есть сходство в исследуемых вопросах, в постановке проблем. Главное различие пролегает в методологии познания действительности. Иррационалистическая, религиозно-мистическая, восточная философии признают и в той или иной степени ориентируются на такой источник для знания, который логоцентричная ветвь философии считает непозволительной роскошью. Но если обратиться к истокам философии, к ее древнегреческому духу и стилю, то наиболее подлинной и чистой формой любви к мудрости нужно признать именно рационалистическую, логоцентричную традицию философствования. Тогда оказывается, что другие, гибридные формы философии, как и разнообразные мировоззренческие учения, называются философией или по аналогии, или согласно традиции, или с оговорками, или с натяжкой, или по иронии судьбы.

Заключительное слово

Быть может, что ноктюрн сыграют и на флейте водосточных труб. Но все-таки вещи всегда требуют своих собственных имен.
Источник http://www.metaclub.pro/2012/09/2.html

Tags: восхождение, метафизика, обучение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments