pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

Социальное сиротство: американские рецепты раннего выявления обсудят в Ханты-Мансийске

Оригинал взят у solaris_x86 в Социальное сиротство: американские рецепты раннего выявления обсудят в Ханты-Мансийске

В новостях сообщают: «В Ханты-Мансийске пройдет III Российско-Американский форум по защите детства».
Неожиданно. С чего бы это в нашу таежную столицу вместо нефтяных генералов, да бородатых геологов решили пожаловать американские защитники детей?

В последнее время, когда о «защите детей» не говорит только ленивый, меня постоянно терзает один вопрос ― а от кого собственно их предлагают защищать? И как?
Отсутствие в СМИ хоть какой то информации, проливающей свет на программу форума, несколько тревожит. Поэтому, чтобы быть хотя бы немного в курсе того, что происходит в светлых умах защитников детей, проанализируем информацию, находящуюся на сайте одного из организаторов предстоящего форума ― «Национального фонда защиты детей от жесткого обращения».

Фонд представляет собой некоммерческую организацию, все источниками имущества которой, согласно устава, могут быть «добровольные имущественные взносы и пожертвования, полученные от государственных и муниципальных органов, российских и международных организаций, граждан России, юридических и физических лиц, в том числе целевые».

Кто девушку платит тот ее и танцует?
Известно, что своим восхождением на олимп борьбы с "жестоким обращением" фонд обязан учредителю - «Национальному обществу защиты детей от жестого обращения» (уж не взято ли название с его британской версии?) и своим американским партнерам, любезно включившим фонд в программу «Помощь детям-сиротам в России» ARO-3. В финальном отчете той программы не без гордости констатируется:


Отчет фонда за 2007 год дает нам более полное представление того, из чего складывалось его содержание:



В 2008-2009 году содержание фонда выросло за счет взносов государственных ведомств и благотворительных организаций:


За 2010-2011 год фонд предпочел не раскрывать подробно свои источники финансирования:



Сумма содержания Национального фонда, как видим, росла год от года. В 2007 году 90% доходов фонда - это деньги международных организаций, и прежде всего «Совета по международным исследованиям и обменам IREX», спонсируемого Госдепартаментом США. В 2008-2009 году доля иностранных спонсоров снизилась до 60% - но американский IREX по прежнему оставался самым крупным из всех. Вряд ли что то коренным образом изменилось в этих соотношениях и в последующие годы.

Интересный момент здесь также в том, что дружба фонда и администрации ХМАО длится не первый год - в 2008 году округ был самым крупным спонсором из государственных ведомств. Видимо, поэтому, Ханты-Мансийск и был выбран местом проведения очередного Российско-американского форума.

Миссия выполнима?
Официально, миссия фонда заключается в «защите прав детей через повышение качества помощи детям и семьям, обеспечение условий нормального развития для каждого ребенка. Приоритет Фонда – содействие государственным органам в решении задачи сокращения сиротства и жестокого обращения с детьми в России»

«Птичий язык» отчетов, публикуемых на сайте фонда не оставляет сомнений об адресате подобных трудов.

Из описания программы «Компас для детства» из отчета за 2010-2011 год:
«В рамках программы Фонд разрабатывает методический инструментарий для региональных органов государственной власти (в том числе – пакет стандартов профилактических услуг для семьи и детей, образовательные программы для специалистов, инструменты оценки потребностей в услугах, методические рекомендации по разработке и мониторингу региональных долгосрочных и целевых программ)»

На поверку услуги вовсе не столь «инновационны» как заявляется:

Услуга «Домашний помощник»
«Снижение риска жестокого обращения с детьми через обучение родителей необходимым навыкам ухода за детьми и ведения хозяйства. Домашний помощник - специально обученная женщина среднего возраста с положительным опытом воспитания собственных детей. Эффективность услуги проявляется в улучшении понимания родителями потребностей ребенка, в уменьшении случаев агрессии в отношении детей, улучшении бытовых условий проживания семьи. Общий результат – сохранение для ребенка кровной семьи.»

Другими словами ― вам приставляют няню «среднего возраста с положительным опытом», которая учит растить детей. Это видимо и называется одной из «профилактических услуг для семьи».

Но услуги услугами, а Россия ― страна традиций. Здесь принято обращаться к опыту рода (родителям) и общины (друзьям). И поэтому мало кому придет в голову мысль пригласить «специально обученного помощника», чтобы он объяснил, как воспитать дитя.
Что это ― глупость или калька с какой то западной аналогии?

Судя по тому, что:

т.е. программу «Компас для детства» финансирует американское агентство по международному развитию USAID, скорее второе.

Если кому и нужен «специально обученный помощник», так это атомизированной западной инфантильной мадам, желающей все свободное время «шопиться», «получать удовольствие от жизни» и не заморачиваться каким то там ребенком. Об этом, кстати, убедительно говорит статистика США, согласно которой из 3,3 миллиона преступлений связанных с насилием над детьми 78,3 % это оставление без присмотра. Возможно, «оставление без присмотра (neglect)» и не является насилием в прямом смысле, но история Димы Яковлева, заживо сгоревшего в раскаленном на солнце автомобиле говорит об обратном.

Кроме того, по данным все той же американской организации по защите детей от жестокого обращения ChieldHelp (интересно, почему их не пригласили на форум?) 80 процентов погибших от насилия или оставления без присмотра детей ― дети 4ех и менее лет.
Не от этого ли в головах западных защитников детства рождаются подобные программы?

И хуже всего то, что даже они никак не исправляют ситуацию в целом: год от года количество погибших детей в США только растет.

Может быть все дело в том что борьба «за права ребенка» в западном понимании имеет мало общего с проблемами социализации детей?
И в самом деле, какому здравомыслящему родителю придет мысль разрешить ребенку все, что не запрещает закон? Ведь ребенок еще не знает многого из того, что никаким законом не пропишешь!

Зато теперь, вполне по закону, он может пожаловаться на своих родителей по «детскому телефону доверия».

Появление в рекламе этих «телефонов доверия» героев мультсериала «Смешарики» ― абсолютно неслучайно. Маркетинговые мультфильмы на то и делаются, чтобы внушать доверчивым детям образы, которые можно использовать уже в реальной жизни.



Социальное сиротство или детская безнадзорность?
Но, как оказывается, навязывать образы можно не только детям. Термин «социальное сиротство» ― возник на слуху не так давно, и стал усиленно пропагандироваться локомотивами ювенальных реформ. Согласно определению, социальный сирота ― это ребенок, который имеет биологических родителей, но они по каким-то причинам не занимаются воспитанием ребенка и не заботятся о нем. (Социальная педагогика: Курс лекций /Под общей ред. М.А. Галагузовой. - М., 2000. с.192).

Позвольте, а зачем вводить новое определение, если еще с советских времен сохранилось понятие детской безнадзорности (подразумевающей ― ослабление попечения о несовершеннолетних со стороны родителей или заменяющих их лиц ― БСЭ)? Может быть кому то «социальный сирота» и ласкает слух, но вряд ли дело только в этом.


Здесь нам вновь стоит обратиться к пресловутой программе «Помощь детям-сиротам в России«, благодаря которой Национальный фонд и возник на горизонте «борьбы с сиротством». Одной из ее «инновационных технологиий» и есть так называемое «ранее выявление, направленое на выявление семей группы риска по социальному сиротству на ранней стадии семейного кризиса и работу с ними по профилактике сиротства». При этом под социальнымм сиротами понимались не только дети, состоящие на учете КДН, дети-инвалиды, дети от которых отказались родители, но и дети, чьи права нарушены: «жестокое обращение, насилие, пренебрежение основными правами и законными интересами ребенка». Более того,  «по результатам специальной диагностики определена высокая или средняя степень риска (проводится для семей, в отношении которых есть сигнал о нарушении прав детей)».

И в довесок, статья Е.И. Цимбал, находящаяся на сайте фонда, в которой все говорится вполне недвусмысленно:
«Профилактика социального сиротства начинается с момента рождения ребенка. Представители социальных служб (здравоохранения или социальной защиты) посещают семьи всех новорожденных и при выявлении факторов риска социального сиротства  вовлекают их в профилактическую работу (Австралия, Великобритания, Дания, Китай, ЮАР, Эстония). Широко распространены родительские тренинги, направленные на улучшение взаимоотношений в семье, формирование или совершенствование навыков воспитания ребенка (Великобритания, Германии, Новая Зеландия, Сингапур, США). Коррекционная работа по сохранению семьи может осуществляться по запросу  родителей, на основании рекомендации социальных работников, а также по решению суда, выступая в качестве альтернативы привлечения к ответственности или лишения родительских прав.»

Вот так, и никак иначе ― с момента рождения к вам ходят всякого рода «представители социальных служб и проверяют на факторы риска». Надо ли пояснять что они этими «нарушенными правами», «факторами риска» могут счесть все что угодно ― от отсутствия апельсинов до разбросанных игрушек и родительского наказания?

То есть с одной стороны социальным службам хотят предоставить широкие полномочия для контроля, а с другой ― максимально нарастить структуры, которые будут работать для выявления этих «факторов риска», и действовать по ювенальным лекалам ― то бишь навязывать семье образ жизни прописанный в чиновничьих методичках:

«Новая модель оказания адресной поддержки семьям групп риска с детьми была создана в рамках проекта «Помочь семье – помочь ребенку», реализованного в Тамбовской области. Согласно этой модели, оказание семьям материальной помощи увязано с совместным выполнением семьей и социальным работником плана реабилитации семьи и ребенка. На протяжении четырех месяцев кураторы сопровождали 25 семей с детьми из города Тамбова и Рассказовского района Тамбовской области. Семьям оказывалась психолого-педагогическая, консультационная помощь, осуществлялся контроль за распределением и расходованием денежных средств. При работе с семьями важно было выделить потребности детей из общих потребностей семьи, и распределить денежные средства таким образом, чтобы были учтены и удовлетворены основные потребности ребенка.»

План реабилитации стало быть! Если есть специальные службы по выявлению «факторов риска» ― то будут и те, где эти факторы надо выявить. В регионах уже во всю действуют различного рода комиссии и программы по осваиванию «технологии раннего выявления»:

«Фонд продолжил активное сотрудничество с российскими регионами, в том числе в рамках целевых программ и выполнения заказов органов государственной власти. Наши усилия были направлены на содействие комплексной модернизации системы защиты детства. Фонд принимал участие в реализации проектов в Москве, Республиках Алтай, Бурятия, Татарстан, Алтайском и Красноярском краях, Волгоградской, Иркутской, Курганской, Московской, Новосибирской, Омской, Тамбовской и Тверской областях.»

А вот выдержки о том, как именно вбиваются ювенальные клинья:

Алтайский край
«Фонд принял участие в реализации краевых целевых программ «Свет в родном окне» («Раннее выявление социального неблагополучия и работа с семьями «группы риска» в Алтайском крае») и «Все в твоих руках» («Социальная профилактика правонарушений несовершеннолетних в Алтайском крае).
Фонд провел для специалистов социальных учреждений обучение по программе «Семейно-ориентированный подход в социальной работе. Технологии раннего выявления и работы со случаем». Подготовлена региональная команда тренеров по выявлению семей группы риска и организации им профилактической помощи.
Фондом также проведено 2 обучающих семинара по вопросам оценки безопасности и риска жестокого обращения с ребенком для специалистов, реализующих технологию раннего выявления нарушения прав несовершеннолетних «Мобильная бригада»


Иркутская область
«Фонд принял участие в выполнении мероприятий долгосрочной целевой программы Иркутской области «Точка опоры» по профилактике социального сиротства, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Иркутской области на 2011-2013 годы.
...Фонд провел также проектные, информационные и обучающие семинары по внедрению инновационных технологий и услуг в сфере профилактики социального сиротства.»


Красноярский край
«Фонд выступил партнером Красноярского края в реализации проектов «Снижение уровня сиротства и инвалидизации детей, воспитывающихся в домах ребенка Красноярского края» и «Создание краевой системы психолого-педагогической поддержки детей раннего возраста, проживающих в семьях».
... Серьезные усилия Фонда были направлены на формирование профессиональной команды Службы ранней помощи, открытой на базе Краевого центра психолого-медикосоциального сопровождения. Для специалистов службы проведен полный цикл обучения по программе «Раннее вмешательство». С целью организации выявления детей, нуждающихся в ранней помощи, Фонд работал с врачами роддомов, детских больниц и поликлиник, опираясь на эффективный опыт, накопленный Фондом в Новгороде, Хабаровске, Санкт-Петербурге.»


Курганская область
«Фонд провел в Курганской области обучение социальных педагогов государственного образовательного учреждения для детей. нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи, «Центр психолого-медикосоциального сопровождения».
Семинары были посвящены технологии раннего выявления и организации работы со случаями нарушений прав ребенка, а также совершенствованию развивающей среды в группах кратковременного пребывания детей дошкольного возраста пилотных культурно-образовательных центров.»


Московская область
«Фонд принял участие в реализации проекта «Сохраним ребенка в семье и семью для ребенка», который выполнялся Наро-Фоминским социально-реабилитационным центром для несовершеннолетних «Надежда». Результатом проекта стало внедрение на территории Наро-Фоминского района механизмов раннего выявления жестокого обращения с детьми в семьях и оказания профилактической помощи на основе межведомственного взаимодействия.
Специалистами Фонда разработаны нормативные документы, проведены 4 семинара и тренинга, дистанционные консультации, 2 методические встречи по итогам обучения. Опыт района одобрен и рекомендован к распространению на совещании, проведенном Министерством образования Московской области.»


Новосибирская область
«По заказу Министерства образования, науки и инновационной политики Новосибирской области, фондом был разработан проект Концепции системы профилактики социального сиротства Новосибирской области. Проект был подготовлен на основе анализа региональной ситуации в этой сфере, нормативных актов и статистических данных.»

Омская область
«Фонд оказал образовательную поддержку в реализации проекта «Социальная гостиница «Теремок» (оказание экстренной доврачебной и социально-психологопедагогической помощи детям, пострадавшим от жестокого обращения). Экспертами Фонда был проведен семинар по технологии раннего выявления семейного неблагополучия, связанного с риском жестокого обращения с детьми и реабилитации детей, пострадавших от жестокого обращения.»

Республика Бурятия
«Фонд оказывал содействие во внедрении и распространении технологий раннего выявления нарушений прав детей и оказания профилактической помощи семьям, направленной на сохранение ребенка в кровной семье. Экспертами Фонда проведено 34 супервизии для 450 специалистов, работающих по этим технологиям. Подготовлена региональная команда тренеров, которая с 2011 года начала работу по повышению квалификации специалистов Республики.»

Республика Алтай
«Фонд провел в Республике серию семинаров по темам «Телефонное консультирование в службе экстренной психологической помощи для детей и подростков» и «Внедрение технологий раннего выявления и работы со случаем и технологий работы с семьей»

Тамбовская область
«Фонд принял активное участие во внедрении в Тамбовской области эффективных моделей и технологий защиты прав детей. Основным направлением сотрудничества стало внедрение и распространение механизмов раннего выявления и работы со случаями нарушений прав ребенка. Проведен цикл семинаров для 60 кураторов случая и 20 специалистов органов опеки и попечительства из 11 муниципальных образований области. Организовано обучение сотрудников областной методической службы, проведены стажировки междисциплинарных команд»

«Технологии раннего выявления семейного неблагополучия» ― скоро в каждом городе. Ждите!

Что же мы имеем в сухом остатке? Некая некоммерческая организация, имеющая зарубежные источники финансирования (прежде всего американское USAID), «содействует» российским властям в создании некоей системы, которая должна помочь в борьбе с «социальным сиротством». Но даже из отчетов самого фонда мы видим, что система, мягко говоря, не учитывает российских традиций, а зачастую и вовсе отдает семью в руки чиновника. Конечно, об этом можно было бы много рассуждать ― но факт остается фактом ― даже в успешных США эта система не работает.
В таком случае возникает резонный вопрос ― зачем НАМ все это нужно?

Ответ, мне кажется, очевиден.



Tags: ювенальная юстиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments