pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

«V— значит вендетта»: современное воплощение «Зорро»?


Хочется поделиться мыслями после просмотра фильма «V — значит вендетта». У нас в сознании глубоко застряла уверенность, что V — это победа, виктория. Не правда ли? Антиутопия режиссера-дебютанта Джеймса МакТига, это киновоплощение комиксов, пытается наполнить новым смыслом букву V. В новом прочтении это то ли вендетта, то ли римская цифра 5. У меня закрадывается вопрос: зачем это авторам нужно?

Не для того ли, чтобы изъять само слово «победа» из человеческого лексикона? Незнакомые с латынью, мы не в состоянии вспомнить Vi veri veniversum vivus vici (Силой истины я, живущий, завоевал Вселенную). Эту фразу, сокращенную — V.V.V.V.V. использовал Олистер Кроули, предтеча фашизма, сатанист и основатель аббатства Телема. Ну так и события блокбастера происходят в фашизированной Великобритании, ставшей то ли центром мира, то ли единственно оставшейся на планете страной. В фильме, впрочем, нет упоминания Кроули. Зато есть отсылка к «Фаусту». Но не к знаменитому гетевскому шедевру, а к «Доктору Фаусту» Кристофера Марло, английскому разведчику и драматургу.

Многого в фильме не понять, не зная исторического контекста. Например, кто такой Гай Фокс, в маске которого разгуливает главный герой? И при чем тут 5 ноября? Оказывается, это любому английскому ребенку известны стишки «Помни, помни 5 ноября». А нам, славянам, они ничего не говорят. 5 ноября 1605 года заговорщик Гай Фокс (
Guy Fawkes) намеревался подорвать здание палаты лордов вместе с ненавистным ему королем Яковом I, обманувшим надежды католиков в протестантской Англии. Замысел, вошедший в историю как «пороховой заговор», осуществить не удалось. Бунтаря пытали и убили. Остался праздник в честь чудесного спасения короля, отмечаемый фейерверками.

А если отвлечься от исторического контекста и попробовать уловить главную идею фильма, то нас ждет разочарование. Некий террорист пытается с помощью взрывов и убийств изменить политическое устройство страны. Напоминает наших народоводьцев с их попытками бомбометания в царствующих особ и высших чиновников при власти. Так и хочется сказать: «Мы пойдем другим путем!» Ага. Пойдем, только вот беда, авторы картины нам другой путь не показывают.


Мне не удалось обнаружить главную идею фильма. Насилие можно использовать во благо — разве подобную философию, транслируемый авторами фильма, можно принимать всерьез? Главный герой фильма — как бы положительный! — террорист. «Это как?» — недоумевает зритель. «Ничего, ничего, скушаете! — так и слышится ответ авторов картины. — Привыкайте, господа, к новым стандартам жизни». Борьба непонятно кого за непонятно какие идеалы не может стать основой сюжета. Вернее, ее можно положить в основу сюжета, но сюжет будет разваливаться на части-осколки от малейших вопросов. Клея, цементирующего фильм и так ценимого всеми любителями кино в этой картине невозможно обнаружить.

При этом фильм напичкан, согласно европейскому мэйнстриму, презрением к религии (в фильме только продажные и развратные священники) и объяснением в любви к ЛГБТ-шной теме. А это уже заказ определенной части. Временами кажется, что ради этого и был снят фильм. Неслучайно сценаристами картины считаются (но темна вода) братья Вачовски, старший из которых, по слухам, поменял пол. Ничего случайного в картине с бюджетом в 50 млн долларов быть не может.

Антиутопии становятся очередной киномодой. И этому можно дать объяснение. Зритель хочет видеть картину мира. Сам он ее представить не в состоянии: слишком уж тщательно и долго поработали постмодернисты со всеми сферами жизни. Вертикаль жизни демонтирована постмодернистами, и в болоте обломков нельзя выделить наиболее важные части. Зритель, лишенный ориентиров, пытается хотя бы в кино (литературе, театре, в телепередачах) разглядеть каркас жизни. Но тщетно! Кинорежиссеры не хотят или не могут помочь зрителям. Киноиндустрия давно превращена из трибуны проповедника в прилавок коммерсанта. А у прилавка бесперспективно требовать ответа на главные вопросы жизни и вопрошать о будущем. Образ будущего, который нам нарисует обслуга глобальной олигархии, будет цветистым, забористым, удивительным, но он явно будет невеселым. Не утопию рисуют киномастера, а антиутопию. Они рисуют мир, в котором мы жить не хотим. И поэтому, заглушая тоску по обещанному нам мрачному будущему, мы будем покупать, покупать, покупать... Общество потребления.


Tags: Запад, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments