pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

Спектакль «Экзерсисы»: театр для или ради зрителя?



Итак, итак... Читая воспоминания людей искусства, часто обнаруживаю их упоминания о том, что они  на спектакли в театр ходили не один раз, а десятки раз. Да, конечно, в начале ХХ века не было телевидения, да и кино только-только начинало своё триумфальное шествие. Но всё равно... Сейчас такое «паломничество» даже представить сложно. Даже раз в год не каждый человек, считающий себя интеллигентным и образованным, нынче бывает в театре. (Вот лично ты, читатель, когда последний раз переступил театральный порог?) Понимаю, что многих отпугивает нынешний репертуар. И всё же... Почему произошел добровольный отказ от театра-кафедры? Почему отговорки про отсутствие денег и времени дипломатично закрыли нам вход в театр?

Те же самые отговорки закрыли нам «сложную» литературу, кино и вообще возможность разговаривать на небытовые темы. Почему, как это произошло? Ведь выросло поколение людей страшно неграмотных, некомпетентных, у которых нет голода интеллектуального развития. У которых эта потребность смутировала в потребительскую сторону. Смотрят кино, но попроще, попонятнее или поэффектнее.  Желательно дома, не отходя от дивана. Книги читают в виде набора фраз: детективчик, романчик, комикс.

Спектакль московского театра «На досках» с непонятным названием «Экзерсисы» играется с 1984 года. Что такое экзерсисы? В узком значении — это комплекс тренировочных упражнений в хореографии. А в более общем — это разминка перед чем-то в виде упражнений. Театр относит себя к жанру паратеатра, мистериального театра. Явление паратеатра, захватившее Запад во второй половине ХХ века, по непонятным причинам обошло нашу страну. Возможно, поэтому же на Руси церковные мистериальные действия представлены так бедно. Хотя в Европе сотни подобных мистерий. И только в театре «На досках» оно получило своё воплощение и развитие. Сегодня в мире больше нет паратеатров. Остался последний из могикан, последний островок.

Лично для меня даже название «паратеатр» — избыточно. С моей точки зрения, это даже не театр, то есть не то, что обыватель называет театром. Не развлекательная площадка. Не площадка эстетического любования. Это нечто особое. Место контакта с невидимым. Мистериальный театр. Но для многих моих современников это малоговорящее слово. Для них всё равно определяющим словом будет — театр. А это, по-моему, неверно. Театр Кургиняна — не театр. Это спецплощадка, на которую разрешают прийти «избранным» (в значении: не элитарным, а заинтересованным) зрителям. Этот театр, прежде всего, для актеров. Для колоборантов, как говорит режиссер С.Е. Кургинян, заимствуя это название у Ежи Гротовского, одного из «отцов» паратеатра. В Положении о работе коллектива Ежи Гротовского было записано: «Театр ставит своей целью изучение путем практического опыта технических и творческих проблем театра, с особым учетом актерского мастерства… основная деятельность театра — это исследовательская и студийная работа, а не обычная обслуживающая функция».

Актеры Кургиняна не только имеют театральное образование (Щукинское училище), но у них наличиствует опыт многочисленных «походов» к шаманам, ламам, восточным театрам. Действо в театре На досках», скорее, можно поставить в один ряд с церковной службой, чем с театральной постановкой. Действительно, в храме священнодействие происходит не ради развлечения прихожан, а ради самой мистерии, литургии. Во время спектакля актеры получают ответы на вопрос, задаваемый неведомой сфере. Так, верующий человек приходит в церковь истово молиться, чтобы получить ответ на мучающий его вопрос. Ни священнник, ни храм не даст готовых ответов. Ответ должен «родить» в себе сам человек. А зрителям лишь дозволено присутствовать при этом молчаливыми наблюдателями. Возможно, при этом у небольшой части зрителей происходит нечто сродни катарсису, очищению чувств, рефлексии. Мистериальный театр заявляет о своем праве на почти тайную сферу жизни, о существовании которой в нынешней ей России не многие знают, — на сферу метафизическую. И потому этот театр — живой . Жизнь без метафизики — это суррогат, смерть вживе. «Мы все понимаем, что пяти органов недостаточно, чтобы ощутить всю полноту жизни, и одно из наиболее убедительных объяснений существования различных искусств заключается в том, что они выявляют такие структуры, которые мы в состоянии осмыслить только по ритму или форме», написал Питер Брук в «Пустом пространстве».

Для меня «Экзерсисы» — самый загадочный спектакль театра. Загадочность его начинается уже с непонимания, как в 1час 10 минут можно вместить три самостоятельных произведения, затронуть множество пластов. В моей памяти спектакль зафиксирован как долго длящийся. Отрывки из трех литературных «гигантов» нарезаны таким образом, что остается стойкое ощущение просмотра трех отдельных частей. Время во время спектакля (да, тавталогия!) меняет свою скорость, оно растягивается. Наверное, похожее ощущение испытывают перед наступающей смертью, в последний смертный час, когда за доли секунды перед человеком проходит вся его жизнь, с подробностями и оценками поступков. Не дыхание ли госпожи Смерти или Пустоты вызывает такой эффект? Во время спектакля она явно присутствует в зале. Не может она обойти стороной спектакль, заточенный на проблему жизни и смерти, пустоты жизни, тем более, что спектакль проходит в Живом театре, в чужой для нее епархии.

Фото: фрагменты из спектакля «Экзерсисы»


Tags: Кургинян, борьба с регрессом, интеллигенция, театр, хорошие новости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments