pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

Кто будет толкать Время вперед?



Развернула газету «Суть времени», и глаза сами остановились на плакате с надписью «Время, вперед!». В памяти сразу зазвучала мелодия одноименной симфонической сюиты Свиридова, и возник ее зрительный образ в виде заставки к советской ежедневной передаче «Время». Просмотр этой передачи в СССР стал своего рода ритуалом. Ею завершался день, подводились его итоги. Но что странно? Хотя каждый день с телевизионного экрана нас звали вперед, подстегивая соответствующей музыкой, мы вперед-то не особо шли. То есть, конечно, в цифрах произведенной продукции, в построенных домах, заводах, открывавшихся школах — мы шли вперед: поступательно, неуклонно, уверенно. А вот что происходило с нашим сознанием?

«Технический прогресс —  это еще не прогресс человечества, путать эти понятия нельзя и, я бы сказал, вредно», —  заметил Свиридов в своем дневнике. Почему мы не восходили в духовном плане? Вспомним определение коммунизма. Коммунизм – это раскрепощение и пробуждение в каждом человеке высших творческих способностей. Худо-бедно способности в СССР начали раскрепощать: можно было получить хорошее образование повсеместно, невзирая на достаток и социальный статус. Но почему не получилось пробудиться для настоящего человеческого становления? Почему информационная программа «Время» стала ритуалом, а не «кнутом», подстегивающим к взятию новых вершин в обретении духа? Брежневскую эпоху называют застоем, а ведь правильнее ее назвать безвременьем. Мы жили, время под собой не ощущая. Так почему же развитие человека в полной мере не состоялось?

На закате брежневской эпохи былые горячие революционные идеи переродились, вылились в застывшие хрустально-коврово-джинсовые формы желанных «благ для трудящихся». И в итоге процесс закончился реставрацией капитализма. Время было похоронено и только известная телепередача «Время», этот суррогат живой жизни, напоминала о прежней мощной энергии  «бешеной» жизни, когда Время было Богом. Но суррогаты не любят, от них брезгливо отворачиваются и недовольно морщатся.

Композитор Свиридов оставил после себя воспоминания в виде записных книжек, изданных сегодня в книге «Музыка как судьба». Я люблю читать дневники. Они, в отличие от мемуаров, дышат временем. В них, по большей части, нет осознания, осмысления главной ноты времени. И только особо прозорливые и дальнозоркие могут сразу дать оценку своей эпохе. Меня интересовало: видит ли композитор Время? Я была уверена, что видит. Потому что написать «Время, вперед!» можно, только обладая особым даром разговора со временем.

Много созвучных мне размышлений у композитора! Читаю в тетради 1963 года: «Гениальность Томаса Манна в «Докторе Фаустусе». В мире существует божественная гармония, музыка, рожденная вместе с миром. Люди, одаренные «искрой Божией», слышат музыку времени и несут ее людям. Музыку божественной гармонии. И вот появляется человек, который хочет разрушить божественную гармонию, не услышать музыку и понести ее людям, а создать «новую» музыку и подчинить ей людей стремится он. Равным Богу мнит он себя, обречен погибнуть. То же самое Гитлер — то же самое в идее фашизма». Неправильно будет считать Свиридова тотально просоветским человеком. Как и большая часть интеллигенции, он держал свою фигу в кармане. Но есть и много правильно подмеченного им во времени.

Свиридов пишет об элите: «Люди, давно отвыкшие от русской жизни. Они наблюдают за ней из окна своей супермашины или из заграничной посольской квартиры где-нибудь в Нью-Мексико. Им ненавистно здесь все: наши русские лица, наш родной русский язык, разоренные, потерявшие свое русское имя города, наша хроническая русская бедность, с которой мы уже свыклись [да и не в богатстве, в конце концов, смысл жизни]. Все это им глубоко противно. [Они обещают нас накормить, хотят нами управлять и управляют; но сделать при этом полными, абсолютными рабами.] Русский человек давно отрекся от Бога, он продал свою душу черту за чечевичную похлебку, которой его обещали накормить даром «от пуза», да и обманули». Здесь и отсылка к смыслу жизни, и упоминание чечевичной похлебки, а на календаре обжигающий жаром перестройки 1987 год. 


Особой любовью композитора, его страстью, была хоровая музыка. Я не сразу поняла, почему. Хор —  это всегда многоголосие, всегда ансамбль певцов, всегда коллектив. Россия вне коллектива никогда не жила. Хоровое пение (в церкви ли, в народном хороводе ли, за праздничным столом ли) —  это ее самая естественная музыка. И видимо, Свиридов осознавал, вольно или невольно, нехватку подпитки именно такой музыки. И хотя современные поклонники Свиридова пытаются найти и всячески выпятить у Свиридова лишь приверженность к православию, к земле, к Руси (только бы подальше от политики и идеологии!), но вымарать из дневников все «кощунственные» мысли не получается.

Композитор себя делал сам. Его отец был почтовым служащим и погиб во время Гражданской войны (словно выплыл из стихотворения Арагона:
Вот этот, что стоит с газетою в кармане
Ременный поручень устало сжав рукой
Конторщик, стрелочник, рассыльный в ресторане,
Почтовый служащий? Как знать кто он такой…
)

В «советской» биографии композитора говорится о том, что его отец воевал на стороне красных, но нынче эта версия  —   в строгом согласии с традицией карнавала  —   переписана. «Друзья» композитора настаивают на версии, что его отец, наоборот, пострадал от рук красноармейцев. Какой знакомый «финт»! Помнится, во время перестройки ходила «легенда» о новом «прочтении» Булатом Окуджавы  его «комиссаров в пыльных шлемах», которое переворачивало с ног на голову содержание песни и которое поэт не опроверг.

Корабль с названием СССР, плывший по океану к туманному берегу с названием Коммунизм, не выдержал хлама, набранного его пассажирами. Хлама материального и хлама душевного. Капитан вовремя не отдал приказ выбросить за борт лишний груз и такой ценой спастись. Капитану было наплевать на корабль, ибо в своих мыслях он уже зафрактовал шикарную каюту на корабле с названием Запад. И ему был нужен только повод, чтобы сменить  свое местонахождение. На пассажиров корабля ему было, наверное, наплевать. Он смотрел на идущий на дно корабль, улыбаясь. Его мечта осуществилась. И только потеряв корабль, капитан понял что, ошибался. Понял, что проходящее рядом судно «Европа» не готово принять его на свой борт. Оно лишь милостиво скинуло ему шлюпку.

«Мавр сделал свое дело —  мавр может уходить», —  произнес после очередной подлости герой-«подлец» мавр из шиллеровской драмы. До сей поры мавр, потопивший советский корабль, что-то пытается бормотать в свое оправдание. Мавр до сих пор не раскаялся. Мавр служит хозяину. Уж не про этого ли хозяина написал Свиридов в своей записной книжке: «Прожив 66 лет, я вижу, что мир хаотичен не первородно, т. е. это не первородный хаос, а сознательно организованный ералаш, за которым можно различить контуры той идеи, которая его организует. Идея эта - ужасна, она сулит гибель всему, что мне дорого, что я любил и люблю, всему, что я сделал (и что будет истреблено за ненадобностью) и самому мне»? Так кто и куда будет толкать Время? Вперед или назад? Это зависит от нас, от меня в частности. Победим или мы, или хозяева хаоса. Принять эту мысль, срастись с ней и действовать  —  вот мой ответ.


Иллюстрация: Богаевский Константин Федорович. Днепрострой. 1930-е гг. Холст, масло. 97 х 126 см Феодосийская картинная галерея им. И.К.Айвазовского
Tags: Суть времени, газета, интеллигенция, культура, чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments