pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

Русский музей как закусочная



Фото американского фотографа Энди Фриберга запечатлело сценку из жизни Русского музея в Петербурге. В свете происходящих в этих стенах событий фото, на мой взгляд, является очень показательным. Оно мгновенно показывает наметившуюся в музейном деле тенденцию. Какую?

В Русском музее очередной переполох. Я уже писала, что находящийся под его «покровительством» Летний сад, со слов директора Русского музея Владимира Гусева, испытывает страшную нужду в деньгах. Для чего «назрела необходимость» ввести плату за вход в самый знаменитый сад страны. Входные билеты пока не ввели, хотя турникеты уже стоят. Время от времени, в Летний сад пускают только по билетам. Например, в это воскресенье, 13 марта, вход будет платным. Наверное, недавняя грандиозная реконструкция Летнего сада с явным коммерческим наполнением – ситуацию не спасла.

Сегодня, видимо, деньги появились, коли Русский музей хочет затеять очередную «стройку века» на своей территории. «Порепетировав» в Летнем саду и, очевидно, приобретя хороший опыт привлечения бизнеса в музей, директор В.Гусев объявил о «глобальной» реконструкции Михайловского дворца – основного здания Русского музея. В связи с чем уже в середине этого года должен начаться переезд экспонатов на новые «квартиры».

В Петербурге по поводу грядущей реконструкции вовсю идет то ли скандал, то ли перепалка. Но! Все разговоры ведутся исключительно вокруг опасности обрушения самого музейного здания. А мне бы хотелось перевести вопрос в другую плоскость. Которую умышленно обходят и критики задуманной реконструкции, и лоббирующие эту «перестройку» структуры.


Для чего хотят вести перепланировку здания музея? Сторонники перемен утверждают, что их проект основан исключительно на заботе о посетителях музея и лучшей сохранности бесценной коллекции. На первый взгляд,  дело благое. Что тут можно возразить? А возразить можно, если начать разбираться по существу дела. Более ста лет музей справлялся со всеми задачами с помощью локальных изменений – без грандиозных перепланировок. Но…нынче не то, что давеча. На сегодняшний день задумано реконструировать 4300 кв.м, это треть всей площади музея в 12100 кв.м. Оцените размах!

Адепты реконструкции намекают, что необходимо идти в ногу с  западными музейными тенденциями. Так что же за хваленые западные новшества нам хотят беспардонно навязать? Не догадываешься, читатель? Эти тенденции идут строго в русле пропагандируемой идеологии потребительства. Согласно которой, самое важное и существенное – это комфорт и грамотное потребление. В том числе, конечно же, и музейных услуг. Под ними новые музейные диктаторы понимают не приобщение к миру прекрасного и высокого. Приобщение к мировой культуре для них - лишь повод оказать услуги. Для современных интеллектуалов, заискивающе заглядывающих в глаза западных кураторов,  главное в жизни - это удобство и, цитирую слова гендиректора Третьяковской галереи Трегуловой, «для того чтобы люди приходили в музей, им должно быть там комфортно».


Что же понимается под этим самым комфортом? Магазины, кафе, рестораны, салоны красоты и прочие потребительские радости, с которыми мы знакомы по любому современному торговому центру. Без этого, по мысли адептов перестройки музея, дело – швах! Мол, иначе не пойдут наши граждане в музей.

Вспоминается ленинградский миф-сплетня 1980-х годов. Якобы свадьба дочери Первого секретаря горкома КПСС Григория Романова  проходила в Эрмитаже, угощение гостям подавали на сервизе Екатерины Великой. Пьяные гости побили часть драгоценной посуды. В связи с этим Романов расстался с занимаемой должностью. Хочу обратить внимание, что в Советском Союзе сама мысль о банкете в стенах музея была кощунственной. И подобный инцидент мог считаться поводом для строжайшего наказания. А нынче? Отныне кутить в музее можно. Думаю, что за отдельную плату вам и старинный сервиз в аренду предоставят. Сомневаетесь? Зря. Сегодня это только вопрос цены.


Казалось бы, на дворе экономический кризис. Доллар и евро взлетели до небес, а зарплата у наших граждан строго наоборот снижается. До масштабных ли магазинно-ресторанных апгрейдов нам? Новые «перестройщики» туманно намекают на некие гранты Всемирного банка. Однако западными деньгами если и пахнет в этом проекте, то совсем незаметно. Всего 2,5 млн долларов обещают западные спонсоры. Остальные средства должен покрыть наш российский бюджет, который и так уже весь в заплатах. Предварительная оценка проекта – 30 млн долларов. То есть непомерная тяжесть расходов ляжет на нас с вами. Если дадут деньги на модернизацию музея, значит, ровно эту сумму отнимут у других статей бюджета. На хорошее, стоящее дело не жалко. А на магазины? Думаю, что никто из здравомыслящих граждан не захочет совершать такой бартер.

Но оставим в стороне финансовый вопрос. Он хоть и важный, но в данном случае не он сподвиг меня на написание статьи. Меня беспокоит настойчивое проталкивание и навязывание нам сугубо западных тенденций во всем. Не считаясь с нашим менталитетом и нашими ценностями. Причем, хочется вспомнить удачное в данном случае сравнение, что наш российский «водопровод» подключили к западной «канализации». Нам в первую очередь навязывают разрушительные тенденции. Достаточно вспомнить навязывание нам ювенальных технологий в семье, восхищение или терпимое отношение ко всякого рода сексуальным извращенцам, показ агрессивной и растлевающей рекламы по ТВ и на каждом городском столбе и много чего другое. Эти новшества пришли к нам с Запада, сметая на своем пути наши традиции.

Я не хочу выступать  роли ретрограда, критикующего новые веяния. Но ведь нужно давать дорогу не только им. Нужно продвигать и заботливо сохранять наши проверенные временем традиции. В конце концов, музеи служат не для того, чтобы быть площадками для бизнеса. У музеев другое предназначение. Они должны сохранять историческое и культурное наследие, давать возможность приобщаться к ним любому человеку, вести разъяснительную работу, устраивать выставки. Музеи должны показывать людям, что есть Верх, куда нужно стремиться. Музеи должны быть той нишей, где может «спрятаться» хотя бы на время чистая человеческая душа, напитаться энергией и с новыми силами упорхнуть в агрессивный внешний мир. Или музей может принять на себя «удар» растерявшегося человека, стоящего на перепутье, дать ему силы.


Под маской заботы о комфорте посетителей нам навяжут смерть культуры. Мы ведь уже в перестройку проходили такую наглядную операцию. Нам тогда обещали всё и вся, «забыв» упомянуть, что процесс «дарения благ» будет идти с обременениями в виде отъема у нас социальных благ.

Уверена, что и сейчас может произойти подобное. Под маской музейных перепланировок нас будут постепенно отлучать от «доброго и вечного», меняя настоящую культуру на ее суррогатную подделку в лице сувенирных лавок и музейных кафе. Постепенно залы для экспонатов будут уменьшаться (надо же место для новых комфортных прихотей!). Наслаждение произведениями культуры из музейной сферы переместится в закрытые частные апартаменты. Настоящая культура останется для избранных. А остальным, приученным к комфорту и сувенирным подделкам, останется сплошное пространство псевдокультуры, носящее имя Русского музея. На этом этапе и произойдет осуществление зловещего проекта по разделению человечества на
«людей» и «недолюдей». Как новый вариант фашизма. Не хочешь такого будущего?

А тем временем директор Русского музея Гусев заявил об эвакуации экспонатов музея уже в середине этого года. Куда, как и сколько … ответы на эти вопросы зависят от нас, неравнодушных граждан. В наших силах «похоронить» затею музейной администрации. Удалось же выселить из Музея артиллерии порнографическую выставку японской сюнги. Гражданское общество – сила, которую не стоит недооценивать. Достаточно лишь не прятаться за спины других с лозунгом «меня это не касается».


Иллюстрация:
Ральф Гоингс. Закусочная. Государственный Русский музей (фото Энди Фриберга)


Tags: Запад, Петербург, культура, культурная война, музей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments