pyonerka (pyonerka) wrote,
pyonerka
pyonerka

Спич Е.Киселева. Карлик в стране великанов



Чтобы уберечься от страшных и тяжелых заболеваний, мы делаем прививки.  Кто реально осознает опасность, тот прививается. Так и я, осознавая опасность разрушающего воздействия всевозможных "дождей" и "эх москвы", периодически читаю их опусы. Знаю, что там дурно пахнет («И, как пчелы в улье опустелом, дурно пахнут мертвые слова»).
А всё равно туда лезу. Сегодня я совершила вылазку в блог Евгения Киселёва. Но написать я хочу не о политических апломбах журналиста, не о его очередном «наезде» на Кремль, а о том, что показалось более опасным и значимым. О его презрении к лучшим представителям русской литературы. Причем здесь карлик? Читай дальше, нетерпеливый читатель...

На этот раз под розги журналиста попали любимые мною Тютчев и Достоевский. Киселёв выносит свой вердикт. Мол, поэтические достоинства Тютчева «вызывают сомнения у некоторых ценителей русской литературы …Однако в чем Тютчев точно преуспел — так это в умении резонировать не до конца осознанным и не четко сформулированным мыслям и настроениям «первого лица». Пнул не только Тютчева, но и Достоевского. Можете сами ознакомиться, если не стошнит. Ну в деле оплевывания русских писателей он не первый, есть на кого равняться. Помнится и Чубайс высказывал свою ненависть к Федору Михайловичу. Я же Тютчева очень люблю и считаю его поэзию насыщенной глубокими смыслами. Даже недавно в название поста вынесла строку его перевода гетевского «Вильгельма Мейстера» - Нет на земле поступка без отмщенья! Я тогда не процитировала весь отрывок. А стоило бы!



Кто с хлебом слез своих не ел,

Кто в жизни целыми ночами
На ложе, плача, не сидел,
Тот незнаком с небесными властями

Они нас в бытие манят —
Заводят слабость в преступленья,
И после муками казнят:
Нет на земли проступка без отмщенья!

Сознательно лишь упомяну широко известные тютчевские строки и про «последний час природы», и про «умом Россию не понять», и «молчи, скрывайся и таи». Озвучу другие, мало растиражированные.

За нашим веком мы идем,
Как шла Креуза за Энеем:
Пройдем немного — ослабеем,
Убавим шагу — отстаем.

Поясню, что Креуза – это супруга Энея, погибшая во время их бегства из Трои, дочь царя Приама и Гекубы. Помните, шекспировский Гамлет размышляет:

Из-за Гекубы! Что ему Гекуба,
Что он Гекубе, чтоб о ней рыдать?


Это та самая Гекуба. Про Энея, любезный читатель, позволь мне умолчать. Отсылаю тебя читать «Энеиду» Вергилия и цикл лекций С.Кургиняна «Судьба гуманизма в XXI столетии». Потому что тема эта невероятно интересная, огромная по объему и сжимать ее до двух слов мне не хочется.

Но оставим пока в стороне троянского Энея. И перенесемся в более близкое нам время, в середину 19 века. Мне страшно нравится другое стихотворение Федора Тютчева. Я уже и наизусть его выучила, и один из первых своих  постов им оформила. Хочу, чтобы и вы его прочли. Оно посвящено российскому канцлеру Карлу Несельроде. Обращение «карлик» очень удачное обыгрывание и имени чиновника, и намек на его мелкую душу, и на его маленький рост. «Госпожа Нессельроде... была высокого роста и полна, что придавало её мужу вид, как будто он выпал из её кармана», оставил воспоминание граф Головкин. Хочется, чтобы вы всё же отстранились от контекста. Стихотворение необычайно актуально и сегодня, хотя написано в 1850 году. А это значит лишь одно. Что поэт нащупал верную духовную струну, нерв русского народа, обнаружил его миссианскую сущность.  А это под силу только гению.

Нет, карлик мой! трус беспримерный!..
Ты, как ни жмися, как ни трусь,
Своей душою маловерной
Не соблазнишь святую Русь...

Иль, все святые упованья,
Все убежденья потребя,
Она от своего призванья
Вдруг отречется для тебя?..

Иль так ты дорог провиденью,
Так дружен с ним, так заодно,
Что, дорожа твоею ленью,
Вдруг остановится оно?..

Не верь в святую Русь, кто хочет, —
Лишь верь она себе самой, —
И Бог победы не отсрочит
В угоду трусости людской.

То, что обещано судьбами
Уж в колыбели было ей,
Что ей завещано веками
И верой всех ее царей, —

То, что Олеговы дружины
Ходили добывать мечом,
То, что орел Екатерины
Уж прикрывал своим крылом, —

Венца и скиптра Византии
Вам не удастся нас лишить!..
Всемирную судьбу России —
Нет! вам ее не запрудить!..

Вот таким карликом видится мне Евгений Киселёв. Ему нелюба наполненная духовным и философским смыслом поэзия. Потому что она дает направление. Перу Фёдора Тютчева принадлежат строки: «А мы попробуем любовью». А мы попробуем с любовью выстроить новую Россию, в имперской парадигме. Потому что иначе ее не будет вообще. Разве не об этом вся поэзия Тютчева? И разве не этому так яростно сопротивляется коллективный Киселев?


Tags: Россия, интеллигенция, культура, культурная война, поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments